Доказательства, подтверждающие вину подсудимых в легализации похищенной у нефтедобывающих компаний нефти путем совершения с нею сделок. 22 страница

(т. 97 л.д. 242-250)

- показания, данные в ходе судебного заседания свидетеля Узорникова С.Е., из которых следует, что до начала производства обысков Драницын А.Е. забрал у него всю информацию в электронном виде по иностранному блоку компаний и выехал за рубеж вместе с Леоновичем А.Б., Кузьменковым В.Е., Бондаревой Л.Н. Доступ к серверу, где находилась информация об международном сегменте, с этого момента был закрыт. В результате этого в России в компании ОАО «НК «ЮКОС» не осталось информации о его иностранной структуре, а Кузьменков В.Е. и Драницын А.Е. продолжали управлять активами иностранных компаний, находясь за рубежом.

- показания, данные в ходе судебного заседания свидетеля Ребгуна Э.К., из которых следует, что с 01.08.2006 г. он в соответствии с решением суда назначен конкурсным управляющим ОАО «НК «ЮКОС», после чего он в рамках исполнения своих обязанностей стал устанавливать требования кредиторов к ОАО «НК «ЮКОС», организовал инвентаризацию и оценку активов компании с целью последующего удовлетворения за счет них требований кредиторов.

Ему были известны показатели консолидированной финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС», в том числе о том, что к началу 2003 г. ОАО «НК «ЮКОС» имела за рубежом порядка 9,6 млрд. долларов США нераспределенной прибыли, однако контроля над этими средствами у нефтяной компании к его приходу в ней не было. Ему ничего не было известно о международной части корпоративной структуры ЮКОСа, никаких документов, подтверждавших бы наличие контроля у ЮКОСа над зарубежными своими компаниями (в том числе опционных соглашений), в компании к его приходу не было. Поэтому он и не смог распорядиться этими активами. Он даже не мог с уверенностью утверждать, что компания «Yukos Capital S.a.r.l.», которая в то время предъявила требования к ОАО «НК «ЮКОС» по ранее выданным займам, ранее являлась зависимой от ОАО «НК «ЮКОС».

Суд считает, что вышеизложенные исследованные в судебном заседании доказательства подтверждают, что организованная группа лиц, возглавляемая Ходорковским М.Б. и Лебедевым П.Л., аккумулировала основную часть денежных средств, вырученных от реализации похищенной нефти ОАО «НК «ЮКОС» и ее дочерних нефтедобывающих акционерных обществ, на балансе иностранных оффшорных компаний, которые представлялись аудиторам включенными в консолидированную структуру ОАО «НК «ЮКОС», то есть такими, над которыми ОАО «НК «ЮКОС» имеет контроль. При этом фактически нахождение этих средств и цели их перечисления акционерам нефтяной компании не сообщались, их мнение о целесообразности формирования выручки нефтяной компании за рубежом не учитывалось, попытки получить такую информацию пресекались. Эта информация была доступна только избранному для управления этими средствами подсудимыми Ходорковским М.Б. и Лебедевым П.Л. кругу лиц. От остальных сотрудников ОАО «НК «ЮКОС» эта информация также скрывалась. Это подтверждает отсутствие у ОАО «НК «ЮКОС», как у самостоятельного хозяйствующего субъекта, реального контроля над этими компаниями и их счетами и над получаемыми от реализации нефти ОАО «НК «ЮКОС» денежными средствами и распоряжения подсудимыми похищенной нефтью и легализованными за счет реализации нефти денежными средствами по своему усмотрению. Благодаря такой конфиденциальности, Ходорковский М.Б. и Лебедев П.Л. обеспечили в связи с расследованием уголовного дела в отношении них с использованием своих доверенных лиц осуществить быструю эвакуацию всей информации и полное отсечение международного блока компаний со всеми активами от контроля ОАО «НК «ЮКОС».



Подтверждением распоряжения легализованными на счетах ОАО «НК «ЮКОС» и формально связанных с нею компаний денежными средствами исключительно Ходорковским М.Б. также являются следующие исследованные в суде доказательства:

- сообщение электронной почты от 02.04.2002 г. от Ходорковского М.Б. в адрес Шейко О.В., распечатанное с ноутбука, изъятого с рабочего места начальника дирекции корпоративных финансов Шейко О.В. в ходе обыска в ОАО «НК «ЮКОС», из которого следует, что по указанию Ходорковского бизнес-предложения должны быть согласованы с последним. В соответствии с ответом Ходорковского М.Б. решения по проектам, затраты по которым составляют до 2 млн. долларов, принимают самостоятельно Мизамор, Бычков, Бейлин. Проекты свыше этой суммы согласовывает Ходорковский. Вопросы по поводу реализации акций в форме АДР (американских депозитарных расписок) требуют разговора с Лебедевым П.Л., т.к. акции принадлежат «Group MENATEP Limited»;

(т. 43 л.д. 197)

- сообщение электронной почты от 20.12.2002 г. от Ходорковского М.Б. в адрес Шейко О.В., распечатанное с ноутбука, изъятого с рабочего места начальника дирекции корпоративных финансов Шейко О.В. в ходе обыска в ОАО «НК «ЮКОС», в котором последний обращается к Ходорковскому М.Б. с просьбой дать указание Кокорину Д. о выделении денежных средств Группы для закрытия сделки с Алнасом. В ответ Ходорковский М.Б. дает согласие и просит определить источник погашения процентов за время пользования средствами группы;



(т. 43 л.д. 295)

- сообщение электронной почты от Ходорковского М.Б. в адрес Шейко О.В. от 22.01.2003 г., распечатанное с ноутбука, изъятого с рабочего места начальника дирекции корпоративных финансов Шейко О.В. в ходе обыска в ОАО «НК «ЮКОС», в котором Шейко просит согласовать ввод Алнаса в периметр Компании и оплату издержек по Борцу через Алнас. Из сообщения следует, что приобретение акций Алнаса финансировалось с компании, входящей в периметр консолидации «Group MENATEP Limited», а акции были переведены на компании ДИБа. Для выкупа этих акций с компаний ДИБа и расчета с компанией из периметра «Group MENATEP Limited» предлагалось два варианта: 1 – выкуп акций на компании, входящие в периметр консолидации ОАО «НК «ЮКОС», или 2 – выкуп права требования по договору займа, по которому проводилось финансирование приобретения акций Алнаса. При этом расходы ДИБа по проекту Борец, согласованные с Лебедевым П.Л., должны были быть включены в сумму финансирования Алнаса. В ответ на это сообщение Ходорковский М.Б. дал свое согласие;

(т. 44 л.д. 40)

- сообщение электронной почты от Тищенкова В.Е. в адрес Шейко О.В. от 28.02.2003 г., распечатанное с ноутбука, изъятого с рабочего места начальника дирекции корпоративных финансов Шейко О.В. в ходе обыска в ОАО «НК «ЮКОС», в котором Д. Какорин сообщает Шейко О.В., что по проекту «насосы» структурами ОАО «НК «ЮКОС» компенсирована сумма в размере 57 434 960,27 долларов США из согласованной суммы в 57 500 000 долларов США, в связи с чем просит осуществить выплату недостающей суммы. Тищенков сообщает Шейко, что такая задолженность образовалась в результате того, что сотрудниками GML (Какорин, Дрель) не была учтена одна из статей расходов – счета юристов и секретарских компаний за реализацию схем приобретения Алнаса и Борца (в части GML как источника средств), в результате чего Какорину были выставлены 150 тыс. долларов США, и он желает компенсировать эти затраты;

(т. 44 л.д. 45)

Суд считает, что данные доказательства подтверждают непосредственные руководство и контроль Ходорковского над денежными средствами ОАО «НК «ЮКОС» и компаний, входящих в периметр его консолидации, а также над активами «Group MENATEP Limited» и компаний, входящих в ее периметр консолидации. Они подтверждают, что все движение денежных средств, выручаемых от реализации похищенной нефти, контролировалось лично Ходорковским М.Б., который руководителем исполнительных органов ОАО «НК «ЮКОС» не являлся и каких-либо официальных полномочий по распоряжению имуществом, в том числе, денежными средствами нефтяной компании и его дочерних и зависимых компаний, не имел. При этом, Ходорковский М.Б. предоставлял возможность лицам, занимающим руководящие должности в исполнительных органах (ООО «ЮКОС Москва», ЗАО «ЮКОС ЭП» (Мизамору, Бычкову, Бейлину), которым право на распоряжение всеми средствами нефтяной компании принадлежало по закону и согласно Уставам и Договорам о передаче полномочий исполнительных органов только в случае незначительного размера суммы платежей (до 2 млн. долларов США). Одновременно Ходорковский М.Б. обязал своих подчиненных наиболее существенные финансовые вопросы, затрагивающие финансовые интересы Группы (в которую входила не только группа компаний «ЮКОС», но и группа компаний «Group MENATEP Limited»), до согласования с ним, согласовывать также с Лебедевым П.Л.

В совокупности приведенные доказательства подтверждают, что денежные средства, получаемые Ходорковским М.Б. и Лебедевым П.Л. от реализации похищенной ими нефти ОАО «НК «ЮКОС», аккумулировались по их указаниям и под их личным контролем на счетах иностранных компаний, формально консолидировавшихся в структуре группы компаний ОАО «НК «ЮКОС», но фактически подконтрольных лично Ходорковскому М.Б. и Лебедеву П.Л. Для целей консолидированной финансовой отчетности аудиторам предоставлялись сведения, в том числе письменные заверения Ходорковского М.Б., о том, что зарубежные предприятия, на счетах которых аккумулировались средства, выручаемые от реализации нефти, находятся под контролем ОАО «НК «ЮКОС», как самостоятельного хозяйствующего субъекта, и эти средства являются прибылью группы компаний ОАО «НК «ЮКОС». В подтверждение своих намерений оставить эти средства в распоряжении ОАО «НК «ЮКОС» в консолидированной финансовой отчетности рассчитывался «отложенный налог на прибыль», представляющий собой расходы по уплате налогов в различных государствах при перечислении прибыли в качестве дивидендов в головную организацию холдинга – в ОАО «НК «ЮКОС».

Однако изложенные доказательства свидетельствуют о том, что контроль над денежными средствами, вырученными от реализации нефти «ЮКОСа», находился не у ОАО «НК «ЮКОС», а лично у Ходорковского М.Б. Подсудимый Ходорковский М.Б. единолично принимал решения об их расходовании, согласовывая лишь порядок исполнения части таких решений с подсудимым Лебедевым П.Л., и поручал исполнение своих решений о расходовании этих средств только избранным для управления этими средствами подсудимыми Ходорковским М.Б. и Лебедевым П.Л. лицам. Акционеры ОАО «НК «ЮКОС» были лишены им возможности принимать участие в принятии таких решений на общих собраниях акционеров.

Расходование денежных средств, полученных от реализации похищенной нефти, осуществлялось Ходорковским М.Б. в своих интересах, а не в интересах ОАО «НК «ЮКОС», в том числе, на выплату вознаграждений лицам, которые так или иначе содействовали похищению нефти и легализации средств, в частности оказавшим ему помощь в формировании сложной зарубежной структуры компаний для легализации денежных средств, в консультировании по оценке юридических рисков от такой деятельности, в обеспечении хищения нефти в дочерних нефтедобывающих акционерных обществах.

Вместе с тем, не распределение получаемой от реализации нефти прибыли ОАО «НК «ЮКОС», зафиксированной в консолидированной отчетности этой компании, позволили Ходорковскому М.Б. и Лебедеву П.Л. повышать котировки акций ОАО «НК «ЮКОС» на международном рынке за счет увеличения доли прибыли, приходящей на одну акцию, и, учитывая, что они имели в своей собственности значительное количество акций ОАО «НК «ЮКОС», превышающей контрольный пакет компании, продавать эти акции по высокой цене и таким образом обогащаться за счет прибыли, принадлежащей всем акционерам компании.

Доказательствами такой деятельности Лебедева П.Л. по продаже акций ОАО «НК «ЮКОС», принадлежавших ему и Ходорковскому М.Б. опосредованно, через владение иностранными компаниями, являются исследованные в судебном заседании:

- меморандум от 30.04.2003 г. о сделках с акциями ОАО «НК «ЮКОС», изъятый в ходе выемки в ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит», из которого следует, что «YUKOS Universal Limited» (далее – «Компания») заключила целый ряд сделок с акциями ее консолидированной дочерней компании – ОАО «НК «ЮКОС».

Первая сделка. 20 декабря 2000 г. Компания продала 24 000 000 акций «ЮКОС» компании UBS за 49 440 000 долл. США (2,06 долл. США за акцию). Одновременно Компания продала компании UBS опцион продавца, который позволит UBS предложить 24 000 000 акций Компании для выкупа в конце двухлетнего периода (22 декабря 2002 года) по цене реализации опциона 2,02 долл. США за акцию.

09 января 2002 г., без какого-либо вознаграждения, Компания и UBS внесли изменения в опцион продавца, который позволит UBS предложить 9 234 285 акций Компании для выкупа по цене реализации опциона 5,25 долл. США за акцию.

Вторая сделка. 26 июля 2001 г. UBS приобрела 67 099 500 акций «ЮКОС» у Компании за 230 151 000 долл. США (3,43 долл. США за акцию). Акции были переданы UBS для закрытия позиции UBS по акциям «ЮКОСа», необходимым для эмиссии облигаций, могущих обмениваться на акции, которую готовила UBS.

Третья сделка. 21 февраля 2002 г. Компания заключила Соглашение о купле-продаже, согласно которому Компания продала 22 500 000 акций «ЮКОСа» компании CSFBE и UBS за 147 375 000 или (6,55 долл. США за акцию);

(т. 115 л.д. 161-166)

Изложенное доказательство свидетельствует о том, что в результате указанных сделок по продаже блоков акций и в условиях увеличения цены акций (с 2,06 долларов США за акцию в конце 2000 г. до 6,55 – в начале 2002 г.), реализовав 4% принадлежавших им опосредованно через названные компании акций ОАО «НК «ЮКОС», Ходорковский М.Б. и Лебедев П.Л. получили 426 966 000 долларов США. Увеличение цены за 1 акцию ОАО «НК «ЮКОС» и доходность операций по их продаже подтверждают, что аккумулирование денежных средств, выручаемых Ходорковским М.Б. и Лебедевым П.Л. от реализации похищенной нефти «ЮКОСа» на счетах управляемых ими зарубежных компаний, представляемых частью консолидированной структуры ОАО «НК «ЮКОС», не распределение этих средств с участием иных акционеров ОАО «НК «ЮКОС», позволяло повышать капитализацию компании ОАО «НК «ЮКОС» за счет нераспределенной прибыли.

Однако при этом и отечественные, и иностранные инвесторы приобретали акции ОАО «НК «ЮКОС» под влиянием обмана со стороны Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л., выразившегося в сокрытии всей нераспределенной прибыли ОАО «НК «ЮКОС» – от его акционеров, в умолчании о противоправной природе такой прибыли и отсутствии контроля над ней со стороны ОАО «НК «ЮКОС» – от инвесторов, приобретающих акции на открытых рынках.

Таким образом, легализация Ходорковским М.Б. и Лебедевым П.Л. денежных средств, полученных в результате совершения хищения нефти, путем вывода денежных средств на счета оффшорных компаний ОАО «НК «ЮКОС» и аккумулирования их в виде нераспределенной прибыли позволила им создать видимость увеличения капитализации нефтяной компании и, следовательно, повысить стоимость принадлежащих им акций ОАО «НК «ЮКОС». Реализация указанной части принадлежащих им акций ОАО «НК «ЮКОС» через компанию «Yukos Universal Limited» позволила Ходорковскому М.Б. и Лебедеву П.Л. окончательно придать правомерный вид владению этими денежными средствами на праве личной (а уже не корпоративной, акционерной) собственности.

Подтверждением совершения подсудимыми Ходорковским М.Б. и Лебедевым П.Л. действий по окончательному приданию правомерного вида владению вырученными от переработки и реализации похищенной нефти «ЮКОСа» за счет создания необоснованной задолженности на ОАО «НК «ЮКОС», чем являются исследованные в судебном заседании сообщение электронной почты от 14.07.2004 г. от Ж. Пономаренко в адрес А. Зубкова с вложением доклада по проекту «Виктор» в части сведений об операциях в 2003-2004 г.г. с участием компании «Carenet» («Кэанет») (т 147 л.д. 38-116), а также акт № 52/907 от 19.11.2004 г. выездной налоговой проверки ОАО «НК «ЮКОС» по вопросам правильности исчисления и полноты перечисления в бюджет налогов и иных обязательных платежей, соблюдения налогового законодательства за 2003 г. (т. 86 л.д. 2-165).

Указанные доказательства свидетельствуют о том, что в сентябре-октябре 2003 г., а именно за 3 банковских дня – 24 и 30.09.2003 г., а также 06.10.2003 г. Ходорковский М.Б. организовал оформление многочисленных сделок по изъятию из периметра консолидации ОАО «НК «ЮКОС» 2,6 млрд. долларов США выручки от реализации нефти ОАО «НК «ЮКОС» в свою пользу с одновременной заменой этих средств процентным обязательством перед банком-нерезидентом «Societe Generale» («Сосьете Женераль»), продав нефтяной компании ОАО «НК «ЮКОС» ее собственные акции, принадлежавшие ему и Лебедеву П.Л. опосредованно через группу компаний «Групп Менатеп Лимитед».

В судебном заседании подсудимый Ходорковский М.Б. указал, что расходование им денежных средств, вырученных от реализации и переработки нефти, аккумулированных на счетах компаний, входящих в консолидированную структуру ОАО «НК «ЮКОС», осуществлялось исключительно в интересах указанной нефтяной компании, в том числе, эти средства расходовались на приобретение новых активов, в частности акций ОАО «Сибнефть». Также в своих показаниях подсудимый Ходорковский М.Б. сообщил, что оставшиеся к 2003 г. в распоряжении «ЮКОСа» денежные средства в сумме 2,7 млрд. долларов США, не были остатками от прибыли, полученной корпорацией «ЮКОС», а являлись заемными средствами, полученными «ЮКОСом» у французского банка «Сосьете Женераль» после приобретения компании «Сибнефть» на пополнение оборотных средств.

К данным показаниям подсудимого Ходорковского М.Б. суд относится критически, поскольку они опровергаются исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

Так, из вложения к сообщению электронной почты С. Зайцева от 24.06.2004 г., адресованного А. Зубкову, - распечатанного электронного документа под заголовком «Источник фондов» (т. 132 л.д. 158-173, а конкретно л.д. 167 и 173), следует, что фонды, образовавшиеся в 2003 г. на счетах компаний «Брил», «Бельмонт», «Халслей» стали следствием поступления денежных средств от компаний «Насаубридж» и «Мунстоун», от компании «Привиледж», а также от «Джеймс Холдинг». В движении указанных денежных средств отсутствуют ОАО «НК «ЮКОС» и банк «Сосьете Женераль».

Из сообщения электронной почты от 14.07.2004 г. от Ж. Пономаренко в адрес А. Зубкова с вложением доклада по проекту «Виктор» (т 147 л.д. 38-116) также следует, что по итогам 2003 г. на счетах зарубежных компаний, включавшихся в консолидированную структуру «ЮКОСа», в остатках не имелось средств (либо иных активов), полученных в качестве займов от банка «Сосьете Женераль».

В сентябре 2003 г. французский банк «Сосьете Женераль» (Sosiete Generale) предоставил кредит ОАО «НК «ЮКОС» в размере порядка 2,6 млрд. долларов США.

Однако, как установлено в акте выездной налоговой проверки ОАО «НК «ЮКОС» (т. 86 л.д. 2-165), указанные средства задолго до окончания 2003 г. с использованием реквизитов ОАО «НК «ЮКОС», ЗАО «ЮКОС-М», компании «Кэанет Лимитед» были выплачены компаниям «Халлей Энтерпрайзис Лимитед» и «ЮКОС Юниверсэл Лимитед» за приобретенные на них акции ОАО «НК «ЮКОС», то есть выведены из периметра консолидации ОАО «НК «ЮКОС». Приобретенный актив в виде акций ОАО «НК «ЮКОС» был заменен обязательством ОАО «НК «ЮКОС» перед банком по кредиту.

В ходе судебного следствия судом установлено, что подсудимые Ходорковский М.Б. и Лебедев П.Л. с привлечением остальных членов организованной группы, путем обмана, добивались положительных аудиторских заключений аудиторской компании «ПрайсвотерхаусКуперс», о чем этом свидетельствуют следующие исследованные судом доказательства:

- показания свидетеля Миллера Д.Р. (т. 132 л.д. 20-24), оглашенные в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, являвшегося основным аудитором от лица компании «ПрайсвотерхаусКуперс», из которых следует, что главным среди основных акционеров ОАО «НК «ЮКОС» был Ходорковский М.Б., который владел 59% акций компании «Групп Менатеп Лимитед». Кроме того, на совещаниях, на которые он приглашался лично, он часто видел Ходорковского М.Б. вместе с другим основным акционером ОАО «НК «ЮКОС» – Лебедевым П.Л. Но из содержания совещаний всегда было понятно, что «босс» – Ходорковский М.Б. В результате споров, разрешение которых даже с участием Лебедева П.Л. заходило в тупик, в том числе при обсуждении вопросов о действительных основаниях компенсационных выплат 4 бенефициарам («ветеранам») Муравленко, Иваненко, Казакову и Голубеву, о структуре собственности компаний «Behles Petroleum S.A.», «Baltic Petroleum Trading Limited» и «South Petroleum Limited», стороны обращались за окончательным решением в споре именно к Ходорковскому М.Б., который в каждом случае ответил аудиторам, что прав Лебедев П.Л., а не аудиторы, при этом в первом случае – устно на очередном совещании, а во втором – письменно, подписав письмо-заверение аудиторам об отсутствии связанности с названными компаниями.

Суд считает, что несмотря на то, что подсудимый Ходорковский М.Б. с целью уклонения от ответственности за принимаемые управленческие решения в 2000 году ушел со всех должностей в исполнительных органах, однако с целью реального обеспечения руководства ОАО «НК «ЮКОС», в том числе для совершения преступлений, называл себя руководителем этой компании.

Так, в письмах-представлениях (заверениях) ОАО «НК «ЮКОС» (т. 116 л.д. 137-145, 207-216, 262-272), адресованных в ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит», в которых содержатся ответы на ключевые вопросы, возникшие в ходе аудиторских проверок консолидированной финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС», ответы на которые должен знать действительный руководитель компании, каковым являлся Ходорковский М.Б., который и подписывал первым данные заверения. При этом в данных письмах его фактический статус в нефтяной компании обозначен как «Главное исполнительное лицо».

В проекте заявления ОАО «НК «ЮКОС» на регистрацию по форме F-1 по закону о ценных бумагах 1933 г., совместно подготовленный компанией ОАО «НК «ЮКОС» и иностранными юридическими фирмами по результатам изучения деятельности ОАО «НК «ЮКОС» и его дочерних компаний, для подачи в комиссию по ценным бумагам и биржам США (US SEC), Ходорковский М.Б. назвал себя членом руководства ОАО «НК «ЮКОС» (но не руководителем), являющимся Председателем Правления и Председателем Исполнительного комитета совета директоров ОАО «НК «ЮКОС».

Между тем, в уставных документах компании нет такой должности как Председатель Исполнительного комитета совета директоров ОАО «НК «ЮКОС», что подтверждают следующие исследованные в судебном заседании документы:

- устав ОАО «НК «ЮКОС», утвержденный общим собранием акционеров компании 04.06.1996 г., из которого следует, что ОАО «НК «ЮКОС» (Компания) осуществляет свою деятельность на основе действующего в Российской Федерации законодательства и настоящего Устава (п. 1 ст. 3), является юридическим лицом – коммерческой организацией по законодательству Российской Федерации (п. 3 ст. 3), в хозяйственном обороте Компания выступает от своего имени (п. 5 ст. 3). Компания не несет ответственности по обязательствам своих акционеров (п. 8 ст. 3). Акционеры компании имеют право получать сведения о деятельности компании, состоянии ее имущества и финансов, размерах прибылей и убытков. получать часть чистой прибыли в виде дивиденда в объеме и формах, определяемых органами управления Компании (п. 1.1 и 1.2 ст. 10). Органами управления компании являются Общее Собрание Акционеров и Совет Директоров. Единоличным исполнительным органом Компании является Президент (Генеральный директор). По решению Общего Собрания Акционеров или Совета Директоров Компании полномочия Президента могут быть переданы на основании специального договора внешней Управляющей Компании (п.п. 3, 4 ст. 15). Высшим органом управления Компанией является Общее Собрание Акционеров, при этом собрание открывает и ведет Председатель Совета Директоров, его заместитель или член Совета Директоров (п.п. 1 и 13 ст. 16). Совет директоров Компании избирается Общим Собранием Акционеров, Совет Директоров подотчетен Собранию (п.п. 1 и 4 ст. 18). Президент (Генеральный директор Компании) является единоличным исполнительным органом Компании и обладает всеми полномочиями для решения задач руководства ее текущей деятельностью. К его компетенции относятся все вопросы, за исключением отнесенных к компетенции иных органов управления (п. 1 ст. 22);

(т. 144 л.д. 44-69)

- устав ООО «ЮКОС Москва», утвержденный решением Общего собрания участников 10.09.1998 г., из которого следует, что общество является юридическим лицом со статусом коммерческой организации согласно праву Российской Федерации (п. 2.1). Органами управления Общества являются Общее собрание участников, Совет директоров, коллегиальный исполнительный орган – Правление, единоличный исполнительный орган – Президент (Председатель Правления) (п. 8.1).

(т. 67 л.д. 50-61)

Доказательствами, подтверждающими обман аудиторов компании «ПрайсвотерхаусКуперс» Ходорковским М.Б., Лебедевым П.Л. и членами организованной группы, в целях получения положительных аудиторских заключений о достоверности финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС», а также использования факта управления нефтяной корпорацией «ЮКОС» со всей ее консолидированной структурой в своих личных корыстных интересах без учета и вопреки интересам остальных акционеров компании, являются:

- показания свидетеля Миллера Д.Р., данные им в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ (т. 132 л.д. 3-6, 20-30), из которых следует, что он длительное время являлся основным аудитором от лица компании «ПрайсвотерхаусКуперс» при аудите консолидированной финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС» (которая готовилась в соответствии со стандартами общепризнанных принципов бухгалтерского учета (или ОПБУ) США – US GAAP), годовой бухгалтерской его отчетности, участии в подготовке акций ОАО «НК «ЮКОС» к листингу на Нью-Йоркской фондовой бирже, оказании иного рода услуг.

Из работ по аудиту консолидированной финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС» ему известно, что данная нефтяная компания принадлежала нескольким лицам, представляющим компанию «Групп Менатеп Лимитед». Этих лиц он называет основными акционерами ОАО «НК «ЮКОС», которыми являлись Ходорковский М.Б., Лебедев П.Л., Брудно М.Б., Шахновский В.С,, Невзлин Л.Б., Дубов В.М. и, возможно, Голубович А.Д.. Компания «Групп Менатеп Лимитед» фактически являлась холдинговой компанией, использовавшейся данными лицами для владения их инвестициями. В частности, владение указанными лицами нефтяной компанией ОАО «НК «ЮКОС» было представлено через компанию «Групп Менатеп Лимитед», которая в свою очередь владела компанией «Yukos Universal Limited» и компанией «Hulley Enterprises Limited», а уже та владела акциями ОАО «НК «ЮКОС».

Главным среди указанных основных акционеров был Ходорковский М.Б., который владел 59% акций компании «Групп Менатеп Лимитед» (о доли владения им акциями компании «Групп Менатеп Лимитед» ему известно из опубликованной в то время информации). На совещаниях, на которые приглашался лично он, он часто видел Ходорковского М.Б. вместе с другим основным акционером ОАО «НК «ЮКОС» – Лебедевым П.Л. Ходорковский М.Б. им воспринимался как генеральный директор, действительный руководитель ОАО «НК «ЮКОС», а Лебедев П.Л. – как генеральный директор компании «Групп Менатеп Лимитед». Он назвал их генеральными директорами, так как воспринимал их в таком качестве, а как на самом деле назывались их должности, ему не известно.

Он на протяжении длительного времени работал с сотрудниками ОАО «НК «ЮКОС», оказывая нефтяной компании от лица компании «ПрайсвотерхаусКуперс» услуги по аудиту и иные услуги, и считал, что вышеуказанные фактические руководители нефтяной компании честны с ним. Поэтому он верил устным и письменным заверениям руководителей нефтяной компании и их представителям.

Однако, как оказалось, аудиторы компании «ПрайсвотерхаусКуперс» и он лично были обмануты руководителями и иными работниками ОАО «НК «ЮКОС», в том числе лично Ходорковским М.Б. и Лебедевым П.Л., и это, по его мнению, должно повлечь отзыв аудиторских заключений, выпущенных по результатам аудита финансовой отчетности нефтяной компании, начиная, как минимум с 1999 г. Обман аудитора или предоставление ему неполной информации (сокрытие информации от аудитора) абсолютно недопустимы, так как в случае обмана аудиторов аудиторские заключения просто не выпускаются, а если об обмане аудиторов становится известно после выпуска аудиторских заключений, то они подлежат отзыву.

Основными проблемными вопросами, влекущими обоснованные сомнения в достоверности финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС», по его мнению, являются следующие.

Первоочередной такой проблемой для него является проблема отрицания руководством «ЮКОСа» связанности с компаниями «Behles Petroleum S.A.», «South Petroleum Limited» и «Baltic Petroleum Trading Limited». Вопрос о наличии связанности этих компаний как с ОАО «НК «ЮКОС», так и с его основными акционерами, в том числе опосредованно через компанию «Групп Менатеп Лимитед», неоднократно и с первых дней аудита задавался напрямую руководству нефтяной компании. Однако каждый раз руководство ОАО «НК «ЮКОС» в устной, а также письменной форме, в том числе в ежегодных письмах – представлениях руководства нефтяной компании, подписанных Ходорковским М.Б., отрицало связанность с этой компанией. Кроме того, Лебедеву П.Л. направлялись даже соответствующие запросы, в ответ на которые был получен ответ от Дреля А.В. от 27.08.2002 г., в котором фактически утверждалось, что им не известно, кто является собственником компаний «Behles Petroleum S.A.», «South Petroleum Limited» и «Baltic Petroleum Trading Limited», и что эти компании не являются связанными с «ЮКОСом» или «Групп Менатеп Лимитед».

Даже во время проведения аудита финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС», а также в ходе работ по подготовке проекта формы F-1, предполагавшейся к подаче в Комиссию по ценным бумагам и биржам США, аудиторы сомневались в этой информации, так как не исключали возможность влияния на бизнес нефтяной компании ОАО «НК «ЮКОС» организованной преступности и возможность принуждения компании «ЮКОС» продавать экспортную нефть компаниям «Behles Petroleum S.A.», «South Petroleum Limited» и «Baltic Petroleum Trading Limited». Однако в ситуации отсутствия иного источника информации аудиторы при формировании заключений по финансовой отчетности «ЮКОСа» были вынуждены полагаться на информацию, представленную руководством ОАО «НК «ЮКОС».


3689686719569872.html
3689737973848468.html
    PR.RU™